ЮЖНЫЙ КРЕСТ
Михаил ПОТАПОВ Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6


Святая Варвара

Илья Пророк

Эхнатон и Нефертити возносят молитву Атону

Портрет юного Эхнатона

Парадный портрет фараона Эхнатона

Портрет царицы Нефертити

Фараон Эхнатон в кругу семьи

Портрет фараона Эхнатона
в профиль

Портрет царицы Нефертити
в профиль

Портрет царицы Нефертити

МОНОТЕИЗМ ДО МОИСЕЯ

Видимо не случайно первая выставка Потапова состоялась именно там, на Урале, в Соликамске. А через 3 года местный музей закупил часть работ художника, а самому ему была выделена квартира, и Потапов смог переехать туда из Закарпатья. Соликамск, Кама (основная река Пермского края), Кемь (прежнее имя Египта) - в этих названиях один, древний корень. И нельзя не увидеть перст Божий в том, что всю жизнь прославлявший Эхнатона, "солнечного Мессию Египта", живописец наконец осел в городе, где два слова "Солнце" и "Кемь" сливаются воедино.
- Но что общего между Египтом, чей фараон в богослужении выступает как гонитель народа Божия, и православной иконописью? - поинтересуется дотошный читатель. Действительно, в христианском предании понятие "Египет" часто олицетворяет тяготы греховного рабства. Из этого рабства, победив черномагических жрецов, вывел свой народ пророк Единого Бога Моисей. Однако есть и другой Египет. - Египет праведного Иосифа и Христа, где Иисус скрывался от ищеек Ирода и оживлял глиняных птиц; Египет отцов-пустынников и александрийской школы богословия; наконец, - Египет фараона Аменхотепа IV Эхнатона (1364-47 до н.э.), величайшего религиозного революционера, спор о котором не утихает до сего дня.
"…Моя душа жила тогда в Египте", - просто говорит Михаил Михайлович. Вернее - продолжает жить до сих пор… Сведя запутанную структуру божеств к единственному культу Атона, почитавшегося в образе многорукого Солнца, Эхнатон предвосхитил грядущую эру Монотеизма, когда религиозное чувство перестало растекаться по горизонтали, чтобы окончательно сосредоточиться на прорыве в область Трансцендентного. "О, сколь многочисленно творимое Тобою/ И скрытое от мира людей,/ Бог единственный! Нет другого, кроме Тебя!/ Ты был один - и сотворил землю по желанию сердца своего…" Исполнив положенный им на музыку Большой гимн Атону, диакон Михаил, шёл на службу в храм, где пел тропарь очередному празднику и это было для него совершенно органичным. Ведь ежедневно на вечернем богослужении Православная Церковь провожает Солнце гимном "Свете Тихий" в честь Подателя Жизни. Солнечный культ, учреждённый Эхнатоном, был не бoльшим язычеством, чем строки Псалтири, где сказано, что "Господь Бог есть Солнце" (Пс 83:12). Эхнатон понимал, что солнечный диск - только внешняя форма, в которой Атон предпочитает являть себя людям. На самом деле, Бог есть нечто большее - это жизненная сила, как таковая, энергия, необходимая для развития всего существующего. Атон лишь пользуется Солнцем, чтобы проявить себя с максимальной эффективностью.
Как и император Константин, Эхнатон оставался полновластным самодержцем, сочетая духовное и царское служение. Даже горячий противник имперской государственности, Даниил Андреев, не скрывал восхищения перед гением этого владыки: "Провиденциальные силы сделали первый в мировой истории шаг к озарению народных сознаний реальностью Единого Бога. Если бы реформа Эхнатона удалась, встретив достойных преемников и продолжателей, миссия Христа была бы осуществлена на несколько веков раньше, и не на Иордане, а в долине Нила".
Если сравнить "Большой гимн Атону" со 103 псалмом, станет очевидным, откуда взялись не только многие библейские идеи, но и конкретные эпитеты и выражения. А если вспомнить, что завоевание кочевниками-"хапиру" Земли Обетованной было бы совершенно невозможным без молчаливого согласия фараона-"еретика", то поменяется привычная концепция священной истории, где Израиль объявлен якобы единственным народом, чтившим Истинного Бога. На самом деле подобный взгляд устарел ещё во времена Византии, когда Церковь вместе с еврейскими пророками, воздала должное провозвестникам Святой Троицы и Христа среди остальных народов, принятых в Новый Завет. На Руси особо почитали лик философов и сивилл-прорицательниц, их изображали на фресках и иконах. В Соликамском музее, где развёрнута постоянная экспозиция Потапова, можно увидеть иконы Дельфийский и Волошской сивилл, написанные в сер. XIX в. Если бы не революция, по кусочкам разметавшая причудливое здание Православной Империи, кто знает, не появились ли бы в храмах очередные иконы "внешних" мудрецов, а среди них Аменхотеп IV и его супруга Нефертити, ставшие известными лишь на рубеже XIX-XX столетий?
…Потапов "заболел" Эхнатоном в 1915 году, когда будучи учеником Черкасской гимназии, прочитал о нём в 2-хтомнике Д.Г. Брэстеда. Личность и идеи фараона-мыслителя потрясли до глубины души. С 10 лет Миша погрузился в изучение трудов египтологов, как на русском, так на французском, английском и немецком языках. М.М. Потапов вспоминает: "Я попросил маму, чтобы мне сшили подобие древнеегипетского костюма из прозрачной кисеи, в котором я выбегал на обрыв Днепра, чтобы встретить восходящее солнце… Когда солнце показывалось над Полтавским берегом протекавшего вниз Днепра, я протягивал к нему свои ручонки и пел Гимн Солнцу фараона Эхнатона".
Детство кончилось. Старшие братья связали судьбу с Белым движением, весь 1920 г. семья провела в Крыму. После эвакуации армии Врангеля настала новая эпоха: с мечтой стать египтологом пришлось распроститься. Для дворян (а покойный отец Потапова, к тому же был генералом) двери ВУЗ'ов были наглухо закрыты.

На главную страницу ДАЛЕЕ Следуюущая страница
© Metakultura