Главная страница
ОТКЛИКИ НА ОРИЕНТАЦИЮ - СЕВЕР
ПРИЛОЖЕНИЯ
Артур Медведев
 


 

ВОСКРЕШЕНИЕ ВЕЛИКОГО МЕРТВЕЦА

(Маргинальные заметки на полях метафизики Иного)

Как-то К.А. Свасьян в одном из своих, как всегда глубоких и интересных сочинений "Судьбы математики в истории познания нового времени" высказался в отношении Лейбница: "...он - манихей математики в точке, где она обернулась злом, и, значит, не отказник, во внешнем смысле слова, не романтический драчун с перчаткой вызова, ни, тем более, староколенный "ностальгик" по утраченному времени, а квалифицпрованный адепт зла, борющийся с ним путем вбирания его в себя и трансформации его в добро силами индивидуального гнозиса". Не знаю, как насчет Лейбница, но в отношении Джемаля трудно найти более меткое определение.

Гейдару Джемалю удалось создать одну из самых страшных и опасных книг второй половины XX столетия, что, конечно же, ничуть не умаляет его заслуги как мыслителя. Вспомним "Волю к власти" Ницше: "Не стоит обманываться: к великому принадлежит и страшное". "Ориентация - Север" несомненно является попыткой создания сакрального текста. Все это выдает: композиция, стиль, афористичность...

"Опасность" этой работы, в случае, если определенными кругами она будет воспринята именно как священный текст, заключается в отсутствии или предельной отстраненности Творца. Если у Генона Он, как правило, подменяется термином "метафизика", то у Джемаля - "Абсолютом". Этическое тут так же является персоной нон грата.

Но здесь будет уместно вспомнить Гельдерлина: "...где опасность, там вырастает и спасительное".

По мысли Хайдеггера, помрачение мира достигло такого размаха, что категории пессимизма и оптимизма выглядят ребяческими и смешными. Одна из главных ценностей труда Гейдара Джемаля в том, что он находится по ту сторону вышеприведенных категорий. Это успешный прорыв в Иное, которое при этом предельно абсолютизируется.

Подрывает ли "метафизика иного и ужаса" волю к действию? Нет. Воскрешение внутреннего мертвеца снимает (преодолевает) проблему "смерти Бога". Если под последним мы понимаем убийство Творца посредством бесконечной теологической тавтологии (Ницше: "Бог задохнулся теологией"), подмену Его идолом морализаторского гуманизма современного мира, то "ужас" Гейдара Джемаля тождественен физиологическому отторжению десакрализированного бытийствования. Отторжение при этом тождественно не отрицанию воли к действию, но Преображению бытия. Мир телесных големов отступает перед лицом единственной Реальности - структурированного Хаоса и экстатического слияния сверхчеловека с Абсолютом. При этом, конечно, оживление внутреннего Великого мертвеца обязано вызвать энтропический взрыв иллюзорной видимости существующего мирового порядка.

Но здесь возникает и главная проблема, проблема личного соответствия современных или грядущих традиционалистов поставленной в "Ориентации - Север" сверхзадаче. Сложность в текущий период заключается, на мой взгляд, не в том, на что постоянно указывал Рене Генон, касаясь вопроса о том, кто собственно властвует в современном мире. Так, в своей работе "Духовное владычество и мирская власть" он писал: "...тот факт, что первостепенная важность придается соображениям экономического порядка, является поразительной чертой нашего времени и может рассматриваться как знак господства вайшья (третьего сословия - A.M.), примерным эквивалентом которых в современном западном мире можно считать буржуазию, которая захватила господство после Революции". Трудно согласиться с этим утверждением, хотя на первый взгляд дело обстоит именно таким образом. Представляется, что под смешением каст в настоящий момент следует понимать не столько приоритетное положение низших над высшими, сколько именно "тотальное смешение" одних с другими, когда такое понятие, как "кастовое разделение", воспринимается неким анахронизмом, не сколько в силу "непонимания" современными людьми устройства традиционного общества, а скорее по объективным причинам уже почти полного отсутствия разделения. Скорее можно говорить о людях брахманического или кшатрийского склада, оказавшихся не у дел в современном мире, когда для того, чтобы "сохранить лицо", они вынуждены выключаться из деятельной сферы социума и превращаться в маргиналов. Сфера влияния их предельно ограничена, сила же давления антитрадиционных сил поистине безгранична. В результате духовная деградация не заставляет себя ждать. Отсутствие традиционных духовных центров загоняет этих людей в "катакомбное" положение, где о подлинной инициации имеют чисто литературное представление, что и служит благодатным полем для разного рода шарлатанов, эксплуатирующих искреннюю потребность тех, кто находится в духовном разладе с миром.

* * *

Тело бытия смертельно больно. Бог в нем не умер, но Он умирает. С умиранием человека - умирает Бог. На смену ему приходит "разумное животное". Это "разумное животное", конечно, еще обладает некоторым запасом генетической памяти, впрочем, уже почти безнадежно заблокированной. Эта блокировка подобна волшебному сну сказочного героя или красавицы. Ключ от этого "сна" столь же сложно отыскать, подобрать или - вернее всего будет сказать распознать, как и Грааль. Можно сотни лет положить на поиски Камня и не найти Его, тогда как Тот все это время находился перед глазами ищущих. Распознать священное в мирском - значит признать метафизику актуальной. Соответственно, если первое мы понимаем как "за", то второе - "в". Так, Мигель де Унамуно в книге "Агония христианства" писал по поводу мистики: "...бесполезно спрашивать, является ли мистика деятельностью или же созерцанием, потому что созерцание деятельно, а деятельность созерцательна".

* * *

...Не осталось больше Великих Учителей. Нет духовных центров. Остались лишь искры виртуальной инициации. Сумерки богов сменились сумерками Единобожия. Впереди черная ночь цивилизации.

Мы идем, не видя, куда ступают наши ноги. Мы не видим наших рук. Едва различимы лица. Пока они сохраняют черты человека, но каждый раз вздрагиваешь от мысли в следующий раз увидеть нечто иное.

Когда крыса загнана в угол ей, ничего не остается, как полететь. Только это преображение может дать ей шанс,

...Сверхживотное Гигера уже здесь. Наш мир становится средой его обитания.

* * *

Как вновь обрести прерванную связь с Абсолютом?

Если человек способен убивать своего Творца, то только ему под силу и воскресить Его. Оживить в себе мертвеца - один из ключевых посылов метафизики Гейдара Джемаля. Только встав на путь предельного нагнетания ужаса перед бездной современного мира, трансформируясь в иную духовную ипостась, человек дает шанс Богу вмешаться в существующий порядок царства Арлекина.

Если Бог сосредоточен в точке Абсолюта, то наш путь - это Единица. Так точка - едва различимое пятнышко - становится не имеющей измерения Единицей. Связывающим отверстием в иную горизонталь небытия, где бесконечно помноженные Единицы, составляющие Микрокосма и Макрокосма, создают другую Вселенную. Где тождество не имеет аналогов сумеречному миру нашего бытийствования. Отказываясь от навязанных Системой "разумных" правил планетарного общежития, человек преображается. У него появляется шанс...

* * *

Разве вы не чувствуете, как ваши ноги вязнут, подобно копытам морского коня Джалали?

Идущий на север не боится ночи.
Потому что в небе севера отсутствует свет.

Цитадель Абсолютного Духа - вот главная ориентация этого труда.

 
Design © METAKULTURA
© ВОЛШЕБНАЯ ГОРА
Пытался скачать wo mic и так же его установить отсюда, но что то не получается | детские оптом - все подробности у нас на сайте